Главная » Статьи » Нумизмат

ЗАДАЧА С ТЫСЯЧЬЮ НЕИЗВЕСТНЫМИ
В США работник "Диснейленда" запустил фейерверк себе в голову
Уже за ужином Силин спросил у словоохотливого Сергунчика:— Слушай, а эти халтурщики из охраны часто с такими проверками приезжают?Тот наморщил свой узкий лоб и начал припоминать.— Ну, первый раз — как стены выгнали, ещё до отделки, потом с месяц назад, значит, сегодня… третий раз. Боятся хозяева, что им микрофонов али телекамер насуют в стены.— А что вы так торопитесь именно к десятому ноября?Теперь на вопрос Силина ответил сам бригадир:— У нашей ржавой мадам пятнадцатого числа день рождения. Вот она и хочет совместить приятное с полезным. И юбилей, и новоселье.— Так, выходит, у нас ещё куча времени в запасе?! Если пятнадцатого… — обрадовался Михаил.— Ничего не выходит, — прервал его рассуждения Шалим. — Наш срок десятого. Потом ещё будут пахать дизайнеры, мебельщики и эти, как их… с растениями?— Флористы?— Да вроде. Так что на эти дни ты уже не рассчитывай.После смерти Шпона в рыжего словно бес вселился. Он беспощадно гонял бригаду, срываясь на крик от малейшего вздора, но и сам пахал больше всех. Силин понял, что прораб поставил ему какие-то свои условия, и связано это было с гибелью Пашки. Ещё два дня прошли в бешеном темпе, мужики просто падали вечером на свои матрасы, никто уже не жаловался на жёсткое ложе, засыпали почти мгновенно. Лишь Силин лежал в темноте и подолгу думал о том, что же ему делать дальше, как вплотную подобраться к недостижимому финансисту? Порой Нумизмат просто скрипел зубами от досады, его всего корёжило от сознания того, что он своими руками строит главному своему врагу роскошнейшую виллу! И при всем этом он Балашова в глаза ещё не видел. Ну а если бы тот приехал, то что? Охрана у него наверняка похлеще, чем у жёнушки, даже пистолет вытащить бы не дали. Броситься под ноги, Христом Богом попросить вернуть коллекцию?Силин усмехнулся, представив себе эту комическую ситуацию. Нет, сюда он приехал не просить, а возвращать своё, при этом наказав или… Нет, даже покарав этих заевшихся сволочей! Он не простит им ничего!Нумизмат представил себе, как стреляет в Балашова и мозги стоимостью полмиллиарда долларов разлетаются вдребезги. Эта картина настолько понравилась ему, что он прокрутил её в голове несколько раз.«Любой простой работяга одобрит то, что я совершу. Я слишком хорошо знаю русский народ, я сам часть его. Он не любит тех, кто вылазит наверх по его костям, ненавидит всех этих кровососов. Так что если бы меня судил народ, то он бы меня оправдал…»Весь следующий день Михаил упорно думал о том, как бы ему остаться в доме наедине с Балашовым, с глазу на глаз. Руки его быстро и точно делали знакомую работу, а мозг метался в поисках выхода из тупика.Часов в десять утра приехала бригада очередных «секьюрити», они выселили Паршина из обжитой сторожки и начали монтировать по углам ограды и на фасаде здания телекамеры. Надежда Силина попасть за забор дачи после пятнадцатого ноября рушилась. А он уже определил себе главную задачу: остаться внутри дома, переждать три-четыре дня, а после того как хозяева вселятся, разобраться и с Клерком, и с мадам.На первый взгляд, задача казалась нереальной. Но чем больше Михаил думал над ней, тем больше уверял себя в её выполнимости. Оставалось найти место, где он мог спрятаться. Сначала Силин подумал о хозблоке, большое полуподвальное помещение которого было вынесено за территорию ограды. Именно мадам, по рассказам Паршина, настояла на том, чтобы это здание не возвышалось над забором, лишь две железных двери подсказывали, что за ними находится какое-то помещение. В меньшей его части разместилась кухня, весьма солидная, с большими и современнейшими печами, холодильниками на случай больших приёмов. В соседней части подвала размещались механизмы автономного снабжения дома водой, теплом и даже портативная электростанция, на случай аварии. За всем этим хозяйством по очереди присматривали три механика, дипломированные инженеры, имеющие солидный стаж работы с подобными системами. Значит, ликвидировать кого-то из них с целью занять освободившееся место Силину не светило. Оставалось одно — искать какую-то «норку» внутри дома.К этому времени Нумизмат хорошо изучил райское гнёздышко Балашовых. Первый этаж отпадал сам собой. Большую его часть занимал огромный холл. Именно в этом зале, отделанном розовым мрамором и наборным паркетом, должен был состояться банкет по случаю новоселья. Имелся, правда, камин из белого мрамора, но Силин предполагал, что мадам велит его затопить, так что прятаться в трубе не имело смысла, да её, скорее всего, тщательно бы проверили. Были на первом этаже ещё два туалета и комната для прислуги, но между унитазом и биде не укроешься.На втором этаже семейство Балашовых должно было отдыхать от трудов праведных. Для этого предназначались две огромных спальни, голубая для сына и розовая для супругов. Рядом разместилась большая столовая, два туалета, ванна с джакузи и подогреваемым полом, ещё одна комната — чуть поменьше, напротив спален.Третий этаж зеркально повторял второй, только назначение комнат менялось. В самой большой должен был разместиться спортзал с тренажёрами, а в самой маленькой — кабинет хозяина дома. Ещё одно помещение Паршин назвал «комнатой для мадам», рядом с ним находилась ванная, та самая, злополучная, отделанная голубым мрамором.Помещение под крышей розового замка с большой натяжкой можно было назвать чердаком. Несущие конструкции трапециевидной формы автоматически делили его на три части. В одной из них, отделанной Силиным дубовым шпоном, должен был стоять биллиардный стол, назначение второй комнаты Нумизмат не знал, но центральная часть мансарды казалась самой необычной. К наклонной её части также был пристроен небольшой камин, но изюминкой всего помещения являлся стеклянный потолок в верхней части крыши. Силин, увидев это чудо первый раз, даже опешил, долго рассматривал мятущееся в своей привычной тоске серое осеннее небо, а потом спросил завернувшего с очередной проверкой Паршина:— Это что ж такое здесь будет? Обсерватория?— Нет. По замыслу мадам, в тихие летние вечера они будут лежать в шезлонгах и, под треск сгорающих в камине дров, любоваться звёздами. По углам установят кадки с пальмами, а здесь, — прораб показал вдоль центрального скоса крыши, — разместится небольшой бар с напитками. Место для отдохновения, ясно?Силин тогда очень явно представил себе, как сухопарая мадам Балашова балдеет под звёздами у камина, потягивая бренди, и от ненависти у него даже скулы свело. Михаил только и смог кивнуть самодовольному и круглому, как колобок на пеньке, прорабу: дескать, понял.Большие надежды Силин возлагал на подвал под домом, большую часть которого занимал гараж как минимум на четыре машины и компрессор, импортный, мощный гидроподъемник, большой верстак, стеллаж для запчастей и инструментов. Все просматривалось как на ладони, но, кроме скромного туалета с раковиной, имелось ещё три помещения. К своему большому разочарованию, Михаил узнал, что в одной из комнат должна была разместиться шофёрская гвардия Балашовых. А соседнюю в старину назвали бы дворецкой. Оттуда лестница вела на первый этаж, в мини-кухню, для размещения прислуги во время раутов. Предназначение третьей комнаты пока оставалось туманным.К задней стороне здания вплотную примыкал крытый десятиметровый бассейн с сауной — головная боль Паршина и всей бригады. К солнечной стороне бассейна пристроили стеклянную оранжерею, пока ещё пустую, без единого цветочка.Как ни прокручивал Силин разные варианты решения проблемы, всюду у него получался стопроцентный ноль. Безнадёжность начала подкатывать приступом ярости к горлу Нумизмата. Неужели ему придётся покинуть дом, оставить в покое это «святое семейство»?Ему повезло и в этот раз, хотя очередное задание прораба не сулило никаких выгод. Сунув в руки Силина эскиз, Паршин коротко объяснил суть дела:— В самом конце коридора на втором этаже надо соорудить небольшую темнушку, нишу для разного барахла.— Что, и у богатых тоже бывает лишнее барахло? — не выдержал и съязвил Силин.Паршин поднял на него усталые, воспалённые глаза и сухо пояснил:— Да, представь себе. Только это барахло у них чуточку другое. Горные лыжи за пару тысяч баксов или парочка запасных телевизоров. Двери уже изготовлены, верх тоже. Отмеряешь два метра от стены, внутри вот такие полки, ну, это просто: отрежешь на циркулярке, ширина полметра, не больше. Все понял?— Конечно.— В помощь кого-нибудь дать?— Не надо, — отмахнулся Силин.— Любишь ты, Михалыч, один работать. Сергунчик бы давно с тоски подох, ему лишь бы поболтать с кем.Начиная работу, Силин взобрался на стремянку и случайно стукнул молотком по подвесному потолку. В ответ раздался странный металлический гул. Михаил немного удивился, постучал пальцами по бежевым плитам потолка, затем спустился вниз, прикинул высоту потолка в коридоре и в одной из комнат. Даже на глаз была заметна солидная разница, а две аккуратных решёточки под потолком подсказали Нумизмату, в чем тут дело. Несомненно, под навесным потолком укрылись трубы вентиляции, и это было очень интересно.Силин спустился вниз, заглянул в каморку для прислуги, облюбованную Паршиным для своего штаба. Прораба не было, и Михаил быстро нашёл среди вороха чертежей и эскизов нужную ему схему коммуникаций. Судя по ней, вентиляция проходила по всему дому, поднимаясь от гаража до самой крыши. Оставалось только узнать профиль короба и его сечение. Непосвящённый человек ничего бы не понял в странных рисунках, но Силин в них разбирался с лёгкостью.«Прямоугольное сечение, семьсот миллиметров ширина, четыреста шестьдесят — высота. Спальное купе, а не вентиляция!»Нумизмат ещё не знал, что и как он будет делать, но ощущение удачи охватило его. Спустившись по винтовой лестнице в подвал, Михаил долго копался в отходах стройматериалов, сложенных в одну кучу. Венцом его хлопот стали три плиты подвесного потолка, точно такие, какие пошли на отделку коридора второго этажа. Это оказался не дешёвый пенопласт, клеющийся прямо на потолок, а солидные плиты из плотного ДСП полуторасантиметровой толщины. Впечатляли размеры плит: полметра в длину и сантиметров сорок в ширину. Два выступа удлинённой части плиты пояснили Силину способ крепления всей конструкции.— Значит, эта часть пришивается шурупами к лагам, эта сверху, внахлёст, и уже с той стороны… — бормотал Нумизмат, разглядывая свою находку. От этого занятия его отвлекло появление трех коллег во главе с бригадиром.— Ты что, Михалыч, нужно что? — спросил рыжий.— Да материал на полки в темнушку подбираю, но, похоже, тут ничего нет,— сумел отболтаться Силин. — Надо новые доски пилить.Потеряв к нему интерес, Шалим обратился к подчинённым:— Тащите отсюда весь этот хлам и кидайте в прицеп за углом.«Как вовремя я успел», — радовался Михаил, поднимаясь вверх по лестнице с драгоценными плитами в руках.Темнушку Силин соорудил быстро, менее чем за час. Сделав крепление для полок, Нумизмат на этом остановился и занялся исследованием потолка.«Расстояние между коробом и потолком вряд ли слишком большое, — размышлял он, простукивая потолок. — Крепить полагается двумя шурупами, но уж очень неудобно, так что…»Михаил посильнее нажал одну сторону плиты подвесного потолка, затем другую, и она с лёгким треском подалась назад.— Ну, что я говорил — на одном шурупе, — пробормотал Силин, окончательно отдирая плиту от лаги. Вытащив из кармана фонарик, он посветил в образовавшийся проем, и блеснувшее голубизной оцинкованное железо подтвердило его предположения. Взяв дрель, Михаил быстро сделал в коробе воздуховода отверстие, но разнёсшийся по всему дому неприятный скрежет заставил его отказаться от этой затеи.— Надо придумать что-то другое, — снова пробормотал Нумизмат. В последнее время он слишком часто разговаривал сам с собой. Сойти с ума он не боялся, но болтнуть что-нибудь лишнее опасался.Оставив короб до лучших времён, Силин выломал ещё одну плиту и, провозившись добрых полчаса, соорудил потайной люк, по внешнему виду ничем не отличающийся от соседнего потолка. Все было сделано на самом высшем уровне, две петли позволяли люку быстро и бесшумно открываться, а недостатком было то, что делалось это наружу и вниз. Временно Михаил закрепил край люка широкой полосой скотча, надеясь, что до поры до времени в комнату никто не сунется. Но надо было что-то придумать с воздуховодом.Уже за обедом рыжий спросил:— Ну что, мужики, как думаете, в срок управимся?Все переглянулись, и Мирон ответил:— Кажись, да.— Вот и я так думаю. Делов осталось не так много, за два дня закончим. Я сегодня хочу съездить на вокзал, заказать билеты на среду.У большинства строителей невольно вытянулись лица.— А что так быстро? — растерянно спросил Сергунчик.— Сам же изнывал — домой хочу, — накинулся на него Шалим. — Раньше уедешь, больше денег домой привезёшь. Я же тебя знаю, оставь тебя на день в Москве, потом не найдёшь.— А подарки? — спросил Ренат. — Я хотел ещё на рынок зайти, жене что-нибудь присмотреть.— Мы сами для них лучшие подарки, — снова окрысился бригадир. — Так что гоните паспорта, через час еду.Пока бригадир с Паршиным ездили на вокзал, Силин снова пробрался в кабинет прораба и позвонил в город.— Надя, добрый день, это Михаил говорит, помните ещё такого?— Михаил? — несколько растерянно спросила женщина, но сразу её голос потеплел. — А, ну как же! Вы разве не уехали к себе на Урал?— Нет, я тут недалеко, в пригороде. Надя, вы бы не могли мне немного помочь?— Не знаю, а что надо делать?— Завтра ровно в пять позвоните по телефону, номер я вам продиктую. Скажете, что жена Михаила Трошкина просит его срочно приехать домой, хотя бы на ночь.— Ну ладно, это не сложно, — не очень уверенно ответила Надежда.— Вы меня очень выручите, ей-богу, Надя. И ещё. У вас сейчас есть жильцы?— Постоянных нет.— Тогда я завтра подъеду. Как обычно, оплачиваю комнату. Ну как, договорились?— Хорошо.— Тогда записывайте телефон.Продиктовав номер прораба, Силин уже спокойно занялся другими делами, мысленно прокручивая все возможные варианты развития событий. Он пытался предусмотреть все, второй попытки у него не будет.Паршин и бригадир приехали уже в темноте. По довольному лицу рыжего Силин понял, что затея с билетами удалась.— Все, — объявил Шалим за вторым ужином. — Послезавтра в ночь мы отъезжаем.— С расчётом не продинамят?— Нет, деньги получим перед отъездом, все будет нормально.— А как Пашка, что будет с ним? — тихо спросил Мирон.— Паршин сказал, что похороны он берет на себя.Мирон молчал, но глаза его просто буравили бригадира. Тот понял и резко повысил голос:— Деньги я отдам семье! И его, и Димкины, можешь поехать со мной и удостовериться.— Ладно, побачим, як ты это сдилаешь, — пробурчал по-прежнему мрачный Мирон.Пока руководство ругалось, весь остальной контингент бригады уже охватило радостное возбуждение.— Послезавтра! Значит, через четыре дня я буду дома! Как подцеплю я за жопу свою Олеську! — возбуждённый Ренат под хохот мужиков обхватил руками что-то невидимое, но очень большое.— Да она, поди, себе уже другого татарина нашла!— Да что татарина, двух грузин!Под хохот и шутки Ренат оскалил свои белоснежные зубы, похоже было, что он нисколько не обижается. После этого «морального допинга» мужики просто порхали по дому, забыв про годовую усталость.

Категория: Нумизмат | Добавил: m-o-n-e-t-a (07.06.2016)
Просмотров: 664 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar