Главная » Статьи » Нумизмат

ПО ШПАЛАМ
Приткнувшийся в самом углу вагона электрички Силин долго усмирял нервную дрожь. Он пытался выкинуть все случившееся из головы, но секунда за секундой опять и опять память выкидывала в воспалённый мозг сцены бойни в Хлебном переулке. Электричка мерно следовала своим маршрутом, останавливалась и трогалась снова, народ в вагоне менялся, как приливы и отливы в море, а Нумизмат не замечал ничего на свете. Из этого состояния его вывели три человека в камуфляжных куртках. Один из них что-то сказал, но видя, что пассажир не реагирует на его вопрос, тронул его за плечо.Силин поднял глаза и, увидев камуфляж, мгновенно запаниковал.«Милиция!» — пронеслось у него в мозгу. Парень что-то спрашивал у него, но Михаил не понимал. Он чуть было не выдернул из кармана пистолет, но в последний момент вспомнил, что в обойме «Макарова» не осталось ни одного патрона. И тут до него дошло, что просто-напросто просят предъявить билет.— А-а… у меня нет билета, — несколько заторможенно отозвался Нумизмат, с трудом разжимая пальцы вокруг рукоятки пистолета.— Платите штраф, — хмыкнул довольный контролёр, поглядывая на своих коллег. — Куда едете?— До конечной, — все тем же вялым тоном признался Михаил.— Из Железногорска?— Да. Сколько с меня?— Стоимость билета плюс штраф. Или выходите.— Нет, я заплачу. Сколько?Достав из кармана деньги, Силин расплатился и снова забился в свой угол. Уже в тамбуре один из контролёров сказал:— А здорово дяденька ширнулся!— Ширнулся? — удивился другой. — Я думал, он пьян.— Не-а, ни капли не пахнет. «Нарком внутренных вен».А Силин никак не мог успокоиться. Эта глупая сцена с контролёрами вернула его на землю и показала, насколько он беззащитен. Нумизмат уже привык, что в любой момент может пустить в ход оружие, и сейчас, без патронов, он чувствовал себя голым и слабым.Доехав до конечной остановки, Силин понял, что попал в капкан. Городок, в котором он очутился, был ещё меньше Свечина, электричка, идущая на запад, отправлялась только утром. Проторчав с полчаса в пустом зале ожидания, Михаил почувствовал себя более чем неуютно. Его рост, разбитая губа со свежезапекшейся кровью — все привлекало внимание редких пассажиров и персонала. Тщательно проштудировав расписание поездов, Силин вышел из вокзала и, побродив по городу битых три часа, вернулся смертельно замёрзшим.— Девушка, билеты до Москвы на проходящие поезда есть? — спросил он у скучающей кассирши. Оторвав глаза от любовного романа, та простучала по клавишам компьютера и, не глядя на Михаила, ответила:— Один билет в мягком вагоне. Берете?— Да, конечно, — заторопился Нумизмат, подавая деньги и паспорт.Через полчаса он уже качался на второй полке скорого поезда, во весь опор летящего к столице. Пару минут он ещё думал о том, что сейчас творится в Железногорске, вычислили ли его причастность к убийству Чалого или нет, но потом смертельная усталость плавно перетекла в безразличие, и Силин на какое-то время обрёл покой.Вряд ли он спал бы спокойно, если бы знал, что все правоохранительные силы страны усиленно ищут «свечинского маньяка». Эту кличку ему дали в родном городе, хотя Филиппов предлагал другое прозвище для своего подследственного — Нумизмат. Но для городского начальства оно показалось слабоватым, особенно после жесточайшего убийства Жучкова. Сам Филиппов получил хороший нагоняй, но вскоре после убийства антиквара был командирован в Железногорск, как человек, наиболее хорошо знавший Силина. Созданная в областном центре спецгруппа должна была заниматься только делом Силина. Именно Филиппов первый сформулировал мотивацию всех преступлений Нумизмата:— Похоже, он идёт по следу своей чёртовой коллекции.— Да, — со вздохом согласился его железногорский коллега Николай Ефимов, глава группы. — Жена Зубанова показала, что последние две недели покойный активно занимался монетами. К сожалению, увозили и привозили коллекцию без неё, так что она не видела ни людей, ни машины. Хотя пацаны со двора утверждают, что это был чёрный джип «чероки».— У нас в городе их штук двадцать, не меньше, самая популярная машина среди братвы, — заметил оперативник, старый и опытный Федор Макеев. — Кто из бандюг замешан в этом деле?— Ну, это вам Силин скоро сам подскажет, — философски спокойно предсказал Филиппов.За то время пока Силин выслеживал Чалого, все как-то немного успокоилось. Кое-кто из следственной группы даже предположил, что «свечинский маньяк» покинул Железногорск. Макеев почти было вычислил Чалого как предполагаемого похитителя коллекции, а значит, и следующей потенциальной жертвы Нумизмата. За шефом местной мафии предложили было установить наблюдение, но тут все карты сыскарям спутал расстрел Силиным местного «Гитлерюгенда». Та девица все-таки осталась жива и даже описала приметы убийцы. Баллистическая экспертиза подтвердила, что стреляли из пистолета Жучкова, и это озадачило следственную бригаду.— Что же он, просто так по ним палил, безо всякой причины? На Силина это не похоже, — больше всех недоумевал Филиппов. Он и представить себе не мог, что того Силина, которого он знал, рационалиста и зануды, давно нет. Есть зверь, подчиняющийся только своим прихотям и инстинктам.Оперативники начали проверять связи покойного «Адольфа» и его друзей, появилось предположение, что кто-то из них замешан в похищении коллекции или её сбыте, но тут грянула бойня в Хлебном переулке. Убийство Чалого расставило все по своим местам. Силин чудом проскочил в увёзшую его электричку, спустя две минуты выходы из города были перекрыты. Предполагалось, что Нумизмат ещё в Железногорске, усиленные патрули милиции проверяли всех мужчин по единственному признаку — высокому росту.Выжила и «приманка» Силина — Ниночка, ещё раз подтвердив расхожее мнение, что у женщин, как у кошек, семь жизней. Шесть она израсходовала без остатка — пролом черепа, обширное кровоизлияние в мозг. Но девушка, несмотря ни на что, упорно цеплялась за жизнь, приводя в изумление даже много повидавших врачей.Известие о том, что некто Силин Михаил Васильевич спокойно едет в поезде на Москву в шестом купе тринадцатого вагона, поступило в Железногорск в три часа ночи. Странно, но два часа никто не обращал внимания на эти строчки монитора компьютера. Слишком все вымотались за бессонную ночь. Когда же в шесть утра дежурный по горотделу понял смысл сообщения и поднял на ноги спецбригаду, следователи долго не могли поверить в своё счастье.— Что он — дурак, что ли? Так просто взял билет и поехал — под своим именем? — недоумевал Ефимов.— Может, тёзка? — высказал предположение Филиппов. — Силин — фамилия местная, у нас их в Свечине полно.— Давайте посмотрим, — беря в руки телефонный справочник, отозвался Макеев. — Вот у нас в Железногорске… двенадцать Силиных, из них двое М.В.— Запросите у железнодорожников подробности, номер паспорта и приметы пассажира, — решил исход гаданий без кофейной гущи городской прокурор.Когда все сошлось и оказалось, что именно столь досадивший им человек спокойно едет в сторону столицы, в Железногорске вздохнули с облегчением.— Ну, теперь все просто. Пусть транспортники присматривают за ним, а в первом же крупном городе его возьмут. Всем отбой! — скомандовал довольный начальник ГОВД.Нумизмат спал без снов и кошмаров, а вокруг него уже сплеталась тугая сеть паутины. Один из сотрудников транспортной милиции просто поселился в купе проводников вагона с несчастливым тринадцатым номером. Звали его Серёжа, бывший десантник, и в нынешней своей должности предпочитал ходить в пятнистой униформе. Он прекрасно знал, что его мощная фигура хорошо смотрится в камуфляже. На постой к проводницам он встал не без удовольствия, одна из них, миниатюрная, черноглазая, смазливенькая Валя, весьма приглянулась ему. Ещё с Зауралья он начал подбивать к ней клинья, но девчонка только дурила ему голову, постреливала глазками, охотно хохотала над его анекдотами, но к «телу» не допускала. Вот и сейчас Валечка заливисто хохотала, а раскрасневшийся белобрысый милиционер допивал третий стакан огнедышащего чая. В этот момент в служебное купе вошла вторая проводница, постарше и поопытней своей молоденькой напарницы.— Ну, что там в шестом? — спросил Сергей.— Спит ваш клиент без задних ног.— Этот, дед-то, сошёл?— Да, он один остался.По договорённости с проводниками, в купе к Силину больше никого не сажали, готовили простор для работы спецназа.— Сколько до Перми осталось? — спросил милиционер.— Сорок минут, даже побольше. Чуток опаздываем, — взглянула на часы проводница.— Сорок минут, — задумчиво повторил парень, и явная досада появилась на его круглом, курносом лице.В это время в дверях появился второй милиционер, уже в форме, такой же молодой парень, с сержантскими лычками, но более хрупкого сложения.— Все нормально? — спросил он с порога.— Да, спит как судак.— Почему судак? — удивился Виктор, так звали второго милиционера.— Сразу видно, что ты не рыбак, — хохотнул его напарник. — Когда судака на воздух вытаскиваешь, он почти сразу перестаёт биться, не то что щука или карась. Понял? Вот и говорят — снулый как судак. Пойдём-ка, поговорить надо, — сказал он, поднимаясь.Они вышли в тамбур, и Серёга спросил напарника:— Там все готово?— Да, уже ждут. Подсядут на Товарной, за пять минут до вокзала.Дальнейшее поведение товарища его удивило. Сергей нервно постучал пальцами по решётке на двери и неожиданно предложил:— Слушай, давай его сами возьмём.Сержант опешил.— Как это — возьмём?— Просто. Он дрыхнет уже шесть часов. Самый сон. Сейчас заходим в купе, я на него наваливаюсь, а ты защёлкиваешь наручники. Прикинь, все эти спецы только садятся в поезд, а мы им его уже готовенького, тёпленького, прямо с постели — нате вам!Витька засомневался.— А капитан? Он не разрешит.Старший группы сопровождения, находившийся через вагон, действительно не пошёл бы против правил.— Без капитана обойдёмся, вдвоём. Скажем, что заметили, как этот бандюга начал собирать вещи, очевидно, готовился сойти, не доезжая до Перми.— Стремно как-то, — признался сержант.— Да не дрейфь ты! Я все-таки в десантуре служил, кое-что умею! Возьми браслеты и пошли.Сунув в руки сержанта наручники, Сергей решительно отправился в вагон. По пути им попалась Валя, как раз подметавшая проход.— Валь, — приглушённо позвал её бывший десантик, — ну-ка, загляни в купе.— В шестое? — спросила девушка.— Ну а в какое же ещё!Валя подошла к нужному им купе, осторожно приоткрыла дверь, заглянула внутрь и тут же прикрыла её.— Спит, — шёпотом пояснила она.— Ну ещё бы! Он в Железногорске трупов настругал больше десятка, — ухмыльнулся Сергей, шепча эти слова на ухо проводнице. У той округлились хорошенькие чёрные глаза, проводницы до этого не знали, в чем именно замешан пассажир из шестого купе.— Сейчас мы его брать будем, ты потихоньку откроешь дверь, а дальше уж наша работа, — по-прежнему шёпотом инструктировал Сергей. Всю эту суматоху он затеял ради того, чтобы произвести впечатление на молодую проводницу. Сергея никак не устраивало, что лавры победителей достанутся каким-то здоровенным парням в точно таком же камуфляже, как у него. Чем он-то хуже?Ещё с минуту пошептавшись с напарником, бывший десантник встал перед дверью, резко выдохнул воздух, напрягся и кивнул замершей сбоку у двери с расширившимися глазами Валечке….Пробуждение Силина было более чем ужасным. Тело его полетело куда-то вниз, он больно ударился затылком о столик, на пару секунд потерял сознание и окончательно очнулся уже на полу, лёжа лицом вниз на пыльном коврике с завёрнутыми назад руками. Спину его сковывала тяжесть, и Силин понял, что кто-то прижимает его к полу коленками. Новым в его положении оказалось то, что в кисти больно врезалось что-то твёрдое, а затем довольный мужской голос произнёс непонятную фразу:— Ну вот, а ты боялась!— Здорово! Лихо ты его! — отозвался другой голос, женский и с восхищёнными интонациями.Валя не зря хвалила Сергея. Все произошло быстро и даже красиво. Лишь только она открыла дверь, как Сергей мощным рывком стащил на пол спящего на животе пассажира. В два движения он вывернул руки Силина назад, а не оплошавший Виктор мигом запечатал их наручниками. И вот теперь бывший десантник гордо красовался, придавив коленом задержанного.— Что дальше делать будем? — спросил Витька.— Сколько там до Перми?— Полчаса, — ответила Валя.— Ну-ка, пошарь по его вещам, — велел младший по званию, но вошедший в азарт Сергей.Сержант обыскал вещи Силина и вытащил из кармана куртки пистолет.— Ого, у него тут «пушка»!— А ты что хочешь, чтобы он «пугач» с собой таскал? Возьми сумку, посмотри, что там?Михаил слышал, как парень долго шебуршал в его скрабе, наконец, высказал своё мнение:— Барахло какое-то.После этого сержант перевернул постель Силина, но не нашёл там ничего, способного, на взгляд Сергея, поразить воображение Валентины. Тогда он одним рывком поднял с пола задержанного. Одной рукой он держал Нумизмата за локоть, другой за волосы. Поставив Силина вполоборота к себе, милиционер горделивым тоном обратился к Михаилу:— Ну что, урка, понял, как я тебя сделал?! На всю жизнь запомнишь Серёгу Кривина.Силин чуть не задохнулся от ненависти к этому самодовольному краснощёкому парню.— Что с ним дальше-то делать? Будем ждать группу здесь? — спросил окончательно смирившийся с участью подчинённого сержант.Бывший десантник недовольно сморщился.— Надо тогда хоть капитану сообщить, — предложил Виктор.Но его напарника распирала жажда славы. И он придумал эффектную концовку всей операции.— Зачем звонить, мы его сейчас к нам доставим. Бери одежду и сумку, а я его сам поведу.Достав из кобуры пистолет, Сергей сунул его под ребра Нумизмату и пригрозил:— Не вздумай дёргаться!Перед походом возникла небольшая проблема. Задержанному надо было обуться, но со сцепленными за спиной руками он этого сделать не мог, а самому натягивать на него сапоги в присутствии Валечки Кривин считал ниже своего достоинства. Силин выглядел ошеломлённым и беспомощным, поэтомуСергей сунул ему в горло пистолет и, пробурчав: «Не балуй!» — перецепил наручники впереди Нумизмата.— Обувайся! — велел милиционер.Михаил нехотя натянул сапоги и подталкиваемый конвоиром двинулся по вагону.Это была сверхунизительная процедура — идти со скованными руками и под пистолетом, встречаясь глазами с попадающимися навстречу людьми. Но именно она заставила упавшего было духом Нумизмата встряхнуться. Жгучая ненависть вновь поднялась из глубины души, он был готов убить каждого встречного лишь за то, что тот посмел увидеть его в таком унизительном состоянии! И одновременно мозг лихорадочно искал пути выхода из создавшегося положения.Силин после падения сверху слегка прихрамывал, и Виктор с вещами задержанного шустро убежал вперёд. Михаил же замечал каждую деталь, каждую мелочь, попадавшуюся на пути: позёвывающее лицо миловидной девушки в тамбуре с первой утренней сигаретой; дедка, бреющегося в закутке рядом с туалетом и шарахнувшегося в сторону от странной процессии, тревожный взгляд молоденькой проводницы…Они прошли в вагон-ресторан. Здесь затея бывшего десантника сработала особенно эффектно: не менее десятка человек разглядывали странное шествие, и половина из них были женщины.Войдя в тамбур следующего за рестораном вагона, как раз того, в котором расположились милиционеры, Силин и Сергей столкнулись с въезжающей тележкой с самым обычным в таких случаях товаром: газировкой, пивом, печеньем и разной мелочью, необходимой в дороге. Толкала тележку дама с весьма округлыми формами, высокая, с молочно-белой кожей лица и кокетливо подведёнными бровями. И фартук, и головной убор разъездной торговки поражали своей крахмальной чистотой и затейливыми кружевами.— Па-берегись! — звонко пропела дама, и Сергей потянул своего арестанта в сторону. Торговка захлопнула за собой дверь, но проходить дальше не спешила. Люба, так звали крупногабаритную девицу, до смерти любила таких же здоровущих мужиков. На Сергея она давно уже положила глаз, но тот упорно не поддавался на её заигрывания.— Кого это ты, Серёга, ведёшь? — певуче обратилась она к милиционеру, при этом немилосердно обстреливая его своими ярко подведёнными глазками. Но Кривин, как назло, на дух не переносил подобных дам и ответил более чем сдержанно:— Кого надо, того и веду. Про Чикатило слыхала?— Ну?— Так вот это его родной брат.Девица закатилась так, словно её щекотали сразу семеро грузин.— Ну ты приколист, Серёга! — отсмеявшись, со слезами на глазах заявила Люба.— Я?.. — удивился парень.Закончить свою мысль он не успел. Блуждающий взгляд Силина остановился на одном из предметов, лежащих на тележке. Это была самая обычная зубная щётка в хрустящем целлофановом пакете. Подняв обе руки, Нумизмат схватил щётку, резко развернулся и изо всей силы всадил её ручкой в глаз конвоиру. Пронзительно закричав от боли, Сергей выпустил из рук пистолет и упал на колени. Нагнувшись, Силин подхватил оружие, поднял обе скованные руки и ударил милиционера по голове. Тело бывшего десантника обмякло и распласталось на железному полу. Встав на колени, Нумизмат перевернул Сергея лицом вверх и, не обращая внимания на изувеченное, залитое кровью лицо, начал искать ключи от наручников. Нашёл он их в общей связке на фасонистом брелке, прикованном к поясу длинной цепочкой. Силин рванул эту связку так, что звенья от цепочки полетели в разные стороны.Ключом он овладел, но никак не удавалось вставить его в скважину замка. К тому же он спешил, нервничал, и от этого получалось ещё хуже. Потом Михаил понял, что в тамбуре он не один. В самом углу, вжавшись в холодный металл и прикусив от ужаса руку, сидела Люба, чей товар так пригодился Силину. Отодвинув в сторону тележку, Нумизмат подошёл, склонился и бросил женщине ключи.— Открой, — велел он, разводя в стороны кисти рук. Та машинально подняла связку и замерла, с прежним ужасом глядя на Михаила.— Открывай, говорю! — заорал Силин и для острастки сильно пнул женщину в живот. Лишь тогда она поняла, чего хочет этот жуткий человек. У неё тоже тряслись руки, она не сразу нашла нужный ключ, но с третьей попытки Люба попала в замочную скважину.Избавившись от наручников, Нумизмат спросил ошалевшую торговку:— Где менты едут?— В э-этом в-вагоне… — еле выдавила она.Силин подобрал оружие и, ни секунды не раздумывая, бросился в вагон. Где-то там, в сумке, осталась чёрная тетрадь, последняя его связь с коллекцией, последняя радость в этой жизни.Уже двигаясь по вагону, он снял пистолет с предохранителя, передёрнул затвор. Самоуверенный Серёга и этого не соизволил сделать. Вид Нумизмата с пистолетом в поднятой руке был настолько страшен, что мирно шествовавшая навстречу по коридору вагона женщина взвизгнула и кинулась в первое попавшееся купе. Пройдя в противоположный конец вагона, Михаил по ошибке рванул дверь самого обычного купе с пассажирами, заставив тех надолго оцепенеть от ужаса. Оставив дверь открытой, Силин подошёл к соседнему купе, открыл дверь и увидел подбритый затылок под милицейской фуражкой. Именно в эту точку он и вогнал две пули.Виктор не успел дослушать свой последний в жизни нагоняй. Тело его бросило вперёд, на стол, и Силин увидел ещё одного милиционера, с офицерскими погонами. Лишь на мгновение они встретились взглядами, затем Михаил выстрелил в переносицу капитана.Отбросив тело сержанта в сторону, Нумизмат сразу увидел свою сумку. Лихорадочно расстегнув молнии, Силин убедился, что чёрная тетрадь на месте, затем обшарил тело сержанта и экспроприировал его пистолет и запасную обойму. Куртку он надевал уже на ходу, по дороге в тамбур. Там он первым делом открыл дверь, осмотрелся, переждал, пока неторопливо трюхающий поезд проползёт через небольшой мостик, рванул рычаг стоп-крана и прыгнул на насыпь…Когда через десять минут в вагон номер тринадцать ворвались люди в камуфляже и с чёрными масками на лицах, Силин был уже далеко.
Категория: Нумизмат | Добавил: m-o-n-e-t-a (14.12.2014)
Просмотров: 661 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar