Главная » Статьи » Нумизмат

СТЕРВЯТНИКИ ШОССЕЙНЫХ ДОРОГ

Шоссе в ранних осенних сумерках само по себе вызывает чувство тревоги, а когда «газель « Сергея Козлова начало потряхивать и тянуть в сторону кювета, тот выругался с чувством и во весь голос. Жена Сергея, Марина, мирно дремавшая на соседнем сиденье, сразу очнулась и с удивлением посмотрела на мужа.— Ты, что, Серёжа?— Скат, похоже, пробили. — Он свернул в сторону и, уже заглушив мотор, добавил: — Не вовремя! Сплошная невезуха.Да, в этот день чете Козловых явно не везло. Очень много времени потеряли на заводе, оказались не так оформлены документы на груз, хватились в последнюю минуту, долго искали какого-то Семёнова, только он мог подписать бумаги. Километрах в десяти от города внезапно заглох мотор. Поломка не очень серьёзная, но час времени она съела. Вот и получалось, что к пяти вечера они даже не выехали за пределы Пермской области.Посидев несколько минут в одиночестве, Марина вышла из машины и, зябко поёживаясь под северным ветром, стала наблюдать, как работает муж. А тот явно спешил, движения его были лихорадочны и не всегда точны. Сергей взглянул на жену с осуждением — та недавно переболела гриппом, — но ничего не сказал. Сняв переднее колесо, он притащил запаску, все это время нервно поглядывая на проезжающие мимо машины. Поток их редел, лишь вечные «альбатросы» дорог — дальнобойщики — продолжали без устали нестись каждый к своей дальней цели.Повозившись ещё немного с колесом, Сергей не выдержал.— Иди сядь в кабину, а то простудишься, — велел он жене.— Да ладно, я постою, ничего со мной не будет.Тон, с которым обратился к ней Сергей, больно корябнул по нежным струнам души Марины. Вместе они жили всего три месяца, и толстая корка повседневного равнодушия не успела сковать их взаимные чувства. Сергей хотел сказать что-то ещё, но бежевая «шестёрка», до этого лихо нёсшаяся по шоссе, вдруг рядом с ними резко сбросила скорость, шофёр «газели» проводил её насторожённым взглядом и ещё лихорадочнее принялся возиться с колесом.Почувствовав тревогу мужа, Марина спросила:— Серёжа, что-то случилось?— Пока нет… — пробормотал тот, затягивая последние гайки. — Убираться нам надо отсюда поскорей.Им не хватило какой-то минуты. Вылетевшая из-за бугра все та же бежевая «шестёрка», резко просвистев шинами, остановилась рядом. Сергей понял, что ничего хорошего ждать им не приходится.Внешне казалось, что от троих мужчин, вылезших из машины, никакой опасности не исходило. Двое чуть покрепче в плечах, лет по сорок, с заметными животами, третий гораздо выше ростом, узкоплечий, примерно тех же лет. Именно он первым начал разговор:— Ну вот, мы так спешили помочь, а он уже сам справился. Молодец, шустрый парень!Марина, ничего не понимая, переводила взгляд с незваных помощников на застывшего в столбняке Сергея. Чтобы зря не волновать жену, тот никогда не рассказывал ей, что в этих местах пропали несколько легковушек с людьми.А приезжие продолжали лицедействовать.— Хорошая «газель», новенькая, — заметил один из троицы, что пониже ростом. Он попинал ногой только что сменённое колесо и спросил: — Твоя?— Нет, — онемевшими губами ответил Сергей. — Заводская.Он по-прежнему до ступора боялся этих людей. Тем временем водитель «шестёрки» развернул машину, пристроил её сразу за «газелью», а затем присоединился к беседующим. Мимо проехала ещё пара «Жигулей», но под отчаянными взглядами Сергея ни одна из машин даже не притормозила.— Ну что, отойдём, потолкуем? — обратился высокий не к водителю «газели», а к своим спутникам.Распределившись по двое, они легко, ловко и как-то даже играючи подхватили под руки и потащили молодожёнов в сторону леса. Сергей по сравнению с ними смотрелся щуплым подростком, под стать ему была и жена. Марина лишь теперь начала понимать, что происходит что-то неладное.— Серёжа! — тихо вскрикнула она. Её слова подстегнули растерявшегося парня. Он внезапно понял, что до сих пор держит в руках не очень большой, но все же увесистый баллонный ключ. Первые деревья уже отделили всех шестерых от дороги, когда Сергей высвободил правую руку и изо всей силы ударил своего левого провожатого ключом по голове. Тот вскрикнул от боли и выпустил руку шофёра. Сергей рванулся было вперёд, к жене, но тяжёлый удар сзади по голове заставил его распластаться на земле.Без сознания он пребывал несколько секунд, не больше. Саныч, так звали второго из его конвоиров, убивал обычно одним ударом кастета, но его расчёты спутал этот отчаянный рывок водителя к жене. Сергей почувствовал, что его подняли и куда-то тащат. До конца же он пришёл в себя уже привязанный к дереву. Где-то рядом, за его спиной, слышалась отчаянная возня. Это вторая пара бандитов пыталась привязать к дереву Марину. При всей своей худощавости она билась всем телом с отчаяньем, свойственным лишь женщинам.— Саныч, да загаси ты её! — в сердцах обратился кто-то из бандитов к подошедшему на помощь товарищу.— Зачем, мы ещё побалуемся с ней, — буркнул тот и коротко ударил девушку кулаком в живот. Та сразу захлебнулась уже было вырвавшимся из горла криком и обмякла. Быстро и ловко Марину привязали к дереву, а потом уже занялись «разбором полётов».— Нет, Саныч, ну ты козёл! Ты что, удержать его не мог? Чуть голову мне не разнёс этот хлюпик, хорошо, хоть шапка спасла, — напарник Саныча выражал свои претензии, обхватив голову руками.— Я за козла, тебе, Тухлый, вообще сейчас репу снесу! Ты, сука, словами-то не кидайся, по зоне, тебе вообще бы сейчас перо вставили…— Хорош базарить! — прервал перебранку худощавый главарь по кличкеГнедой. — Кончаем их и смываемся. И так торчим тут слишком долго. Тухлый, иди к машине, отгони её чуть назад, чтобы не маячила рядом с «газелью».По-прежнему державшийся за голову водитель «шестёрки» поспешно двинулся обратно к дороге. Из всех четверых он один ни разу не сидел и не любил присутствовать при смертоубийствах, за что и получил свою кличку. Оставшиеся же трое кровью были повязаны крепко. Все в своё время сидели за разбой, а вернувшись из зоны и почувствовав влияние времени, уже спокойно принялись убивать несчастных владельцев легковых машин. Подобным «промыслом» они занимались больше года, дебютное волнение давно прошло, дело было поставлено на поток.— Ну, кому девку, кому парня? — спросил длинный.— Ты, Гнедой, по-моему, сам давно никого не мочил? — напомнил Саныч.— Лады, какой базар… — легко согласился тот. — Парень мой.— Ну, а с девкой я ещё побалуюсь, — заявил Саныч.— Чур я второй, — поспешно заявил его более мощный напарник.— Нет, Шкаф, ты, как всегда, будешь пятнадцатый, — пошутил Гнедой, пытаясь разыскать в густой таёжной траве выроненный Сергеем ключ. — Куда он ключ бросил, Саныч?— Да не там ищешь, левей, — ответил, уже направляясь к девушке, Саныч.— Где левей-то? От меня левей или с твоей стороны левей? — не понял Гнедой.Саныч рассвирепел:— Нет, ты что, совсем тупой! Куда пошёл-то!? Слева, слева!— Слева, слева! Смотрел я, нету там ничего!Сплюнув и щедро поливнув матом, Саныч вернулся к месту стычки и принялся, не сгибаясь, шарить сапогами по траве. Уже стемнело, и приходилось присматриваться. Занятые поисками, они совсем забыли о третьем подельнике, а тот потихоньку приближался к привязанной к дереву девушке. Марина, оправившаяся от удара, увидев эту круглую рожу с маленьким сломанным носом и заплывшими мутноватыми глазками, невольно вскрикнула. Саныч среагировал мгновенно:— Шкаф, падла! Я тебе что сказал? Вторым будешь! Иди сюда и ищи ключ!— Да я так, пошутковал, — растягивая в заторможенной улыбке бесформенный рот, отозвался детина. Кличку свою он получил за редкий интеллект, примерно такой же, как у одноимённого предмета мебели. Отойдя от девушки, он со слоновьей грацией присоединился к напарникам, разглядывая землю через солидный живот. Лишь минут через десять они все-таки нашли нужный им ключ.— Вообще надо постоянно с собой что-то брать, — пробурчал Саныч, поднимая его с земли. — А то каждый раз ищи что-нибудь, то монтировку, то молоток.— Ты не бухти поперёк. Я тебе не Тухлый, — окрысился на напарника Гнедой. — Я знаю, что делаю. Не фиг делать, прокурору подарок с собой возить. Давай быстрей кончай девку.Сам он подошёл к Сергею, пытавшемуся вырвать руки из крепких пут. Поняв, что это бесполезно, он попробовал отговорить Гнедого:— Не надо, не надо!.. Там в машине ничего такого нет… одни железяки. Запчасти к авиадвигателям. … Вы их не продадите.— Чудак, — засмеялся Гнедой, — железки нам твои в самом деле на фиг не нужны, зато «газель» сгодится.Сергей уже откровенно, всем телом дёрнулся, стремясь вырваться, но только до мяса сорвал кожу с запястьев, не почувствовав при этом боли. Чувство страха заглушило все. Сзади вскрикнула Марина, послышался басистый голос Саныча:— Да не дёргайся ты, а то ещё ударю!Гнедой усмехнулся, поднял баллонный ключ….Опустить его он не успел. Грохнул выстрел, пламя блеснуло в каких-то трех метрах от главаря бандитов, и пуля отбросила его далеко назад, в колючие кусты шиповника. Саныч, все-таки ударивший брыкающуюся девчонку, среагировал мгновенно. Отпустив ноги девушки, он выдернул из кармана пистолет и трижды выстрелил в сторону вспышки. Но стрелявшего там уже не было. Сгустившаяся темнота позволила ему незамеченным быстро переместиться в сторону. Снова блеснуло пламя, первая пуля попала Санычу в плечо, его развернуло, а вторая пуля разнесла ему затылок.Третий из бандитов, Шкаф, наблюдал за происходящим с открытым ртом. Лишь когда окровавленный Саныч приземлился у самых его ног, он понял, что происходит, и с рёвом ужаса кинулся бежать. Он выскочил из леса, недалеко уже была бежевая «шестёрка» с немало удивлённым Тухлым: раньше в своих делах они не применяли оружия, а тут столько выстрелов… Шкаф пробежал метров пять, потом из леса снова блеснуло пламя, и он упал лицом вниз в заполненный водой кювет. Шофёр «шестёрки» понял все и, резко сорвавшись с места, вскоре скрылся за ближайшим пригорком.События развивались неожиданно и быстро, так что оба приговорённых к смерти не сразу поняли, что небо послало им избавление. Марина по-прежнему всхлипывала, когда острый нож перерезал верёвки, ноги её подогнулись, и девушка сползла по дереву вниз. В таком положении её и нашёл Сергей. У него ноги были как ватные, из души словно вынули её большую часть, и парень, опустившись рядом с женой, слабым жестом обнял её за плечи.Тем временем человек, принёсший им освобождение, занимался достаточно своеобразным делом. Он потрошил карманы покойников. Больше всего его интересовало при этом даже не наличие денег, а оружие. Пистолет Саныча он с сожалением откинул в сторону, это оказался «ТТ». Зато у Гнедого в кармане обнаружился «Макаров», из которого незнакомец позаимствовал лишь обойму. Ликвидировал он у покойного и небольшой запас денег, после чего обратился к супругам:— Уезжать надо вам. А то вдруг этот с подмогой приедет. Куда направляетесь?— В Москву, — тихо отозвался Сергей. Он быстрее своей подруги приходил в себя.— Мне бы тоже надо в столицу, — вздохнул незнакомец. Ночь, окончательно победившая скудный осенний день, скрывала черты его лица.— Давайте с нами, — предложил Сергей.— Может, вернёмся домой? — робко спросила Марина.— Нет.— А как же с этими… — она протянула руку в сторону трупов, но Сергей отрицательно покачал головой.— Нет. Никакой милиции. Ты что! Нас же ещё и засадят! По судам затаскают, помнишь, как Мишку, брательника твоего?— Да, это они могут, уж поверьте мне, — согласился незнакомец. — Давайте так, вы меня довозите до Москвы, я за это вас охраняю.— Идёт, — согласился Сергей, поднимаясь с земли и помогая встать жене.— Надо уезжать отсюда, а то действительно как бы ещё кто не пожаловал.Они прошли к «газели», по очереди покосившись в сторону темневшего бесформенной кучей тела Шкафа. Тот лежал, уронив голову в лужу, и, если не обладал жабрами, давно был мёртв.Лишь очутившись в кабине машины и включив свет, супруги Козловы увидели лицо своего спасителя, и оба на мгновение обмерли. Это лицо им целую неделю показывали по телевизору, всячески призывая к бдительности и осторожности.«Час от часу не легче», — промелькнуло в голове у Сергея. Марина же просто не смогла вымолвить ни слова.Они увидели и узнали «свечинского маньяка» Михаила Силина.
Категория: Нумизмат | Добавил: m-o-n-e-t-a (14.12.2014)
Просмотров: 670 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar